Get Adobe Flash player

Главное меню

Ваше время

Ulti Clocks content

Кто на сайте

Сейчас 19 гостей онлайн

Посетители

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня192
mod_vvisit_counterВчера1302
mod_vvisit_counterЭта неделя1494
mod_vvisit_counterПрошлая неделя13665
mod_vvisit_counterЭтот месяц17868
mod_vvisit_counterПрошлый месяц26492
mod_vvisit_counterВсего2768277

Какие рецепты пропишет «доктор Путин» ведомству, отвечающему за здоровье населения?

Фото: Zuma/ ТАСС

Национальный проект «Здравоохранение» стартовал в 2006 году. Цели проект преследует благие. Но вот реализовать его так, чтобы достичь желаемого результата, у нашего профильного министерства никак не получается — слишком далеко оно от народа. К сожалению, остается констатировать: система здравоохранения себя скомпрометировала несовершенными механизмами. Почему так? Пресловутое недофинансирование или неэффективное управление?

Жестко и справедливо распек по этому поводу министра Скворцову президент Путин на совещании по вопросам модернизации первичного звена здравоохранения. Государство выделяет огромные деньги: 1,36 трлн. рублей, из них первичному звену — 237 млрд. рублей. И имеет право спрашивать за каждую потраченную копейку.

«Это заметные, существенные ресурсы, которые должны быть истрачены с умом и должны дать хорошие результаты», — говорит Путин. Но эти немалые средства оседают в регионах, которые должны отладить систему оказания первичной помощи населению, под контролем Минздрава. Ключевое слово — должны. Но по факту никаких существенных подвижек в этой области не наблюдается: одни обещания и победные отчеты, которые никак не уменьшают «количество инфарктов и инсультов», о чем высказался на совещании президент. В противном случае — откуда у нас снова такой заметный рост смертности?

Первичная медицина — это основа здравоохранения. Своевременные диагностика и лечение позволяют снизить заболеваемость в разы. Но такое ощущение, что первичное звено само нуждается в серьезной реанимации. Провал по всем фронтам в первичной сфере очевиден: сейчас в поликлиниках не хватает 25 тысяч врачей и 130 тысяч специалистов среднего звена, большая часть объектов здравоохранения построены 100 лет назад, из 3255 районных больниц и поликлиник не менее 370 требуют сноса и нового строительства. Так где же деньги, направленные на нацпроект? Может, пошли на рост зарплат и обеспечение лечебных учреждений нужными специалистами?

Но тоже нет. Пациенты продолжают жаловаться на очереди к врачам-специалистам и их нехватку. Медики — на зарплату, которая растет только на бумаге, и на нагрузку, которая растет в реальности. Впрочем, ничего нового: это так регионы «успешно справляются» с реализацией схемы, виртуозно жонглируя повышением оклада и урезанием надбавок, выдавая это за рост доходов. Госпожа Скворцова об этом только что узнала? И только сейчас услышала о том, что представители самой мирной профессии стали угрожать протестами, а скорая помощь кое-где перешла в режим итальянской забастовки?

Престиж профессии заметно подкосил и прессинг со стороны правоохранительных органов при полной отстраненности Минздрава. Следственный комитет штампует «дела врачей», как хорошо отлаженный механизм, особо не вникая в детали — априори виновен врач. И чего добились? Врачи бегут из профессии, чувствуя угрозу своей свободе в прямом смысле.

Министерство здравоохранения с таким же рвением штампует рекомендации и методики, категорически отвергаемые специалистами, работающими «на земле», как заведомо невыполнимые или нерациональные. А вспомните скандал из-за несостоявшихся тендеров на жизненно важные и необходимые лекарства, главной причиной которого стала новая методика Минздрава формирования максимальной цены контракта при госзакупках?

Министерство преследовало благие цели: пыталось выровнять закупочные цены по всей стране. Но механизм оказался невыгоден производителям, которые стали массово отказываться от тендеров. В итоге сорваны тысячи конкурсов на поставку противоопухолевых препаратов и противовирусных препаратов для ВИЧ-инфицированных. И кто опять будет исправлять эти ошибки?

Глава ведомства не популярна не только в медицинских кругах, но и среди граждан, особенно после волны, так называемой оптимизации с сокращением тысяч койко-мест, персонала и снижением качества оказываемых услуг. Остается только гадать: Вероника Игоревна до сих пор не может разгрести авгиевы конюшни, оставленные предшественником, или она неэффективный управленец? А возможно, просто «так надо»? И почему только сейчас, когда ситуация близка к краху, нужно просить президента дать поручение проработать столько вопросов, напрямую относящихся к обязанностям ведомства? Почему этих вопросов так много, а их разрешение только в далекой перспективе?

Министерству трудно. Объективно трудно. Но кардинальные решения очевидны и должны быть реализованы. Иного пути нет. Иначе инфаркты и инсульты будут преследовать здравоохранение один за другим.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить